Рекламная служба: +7 (4722) 58-44-04
Рекламная служба: +7 (4722) 58-44-04
Канал «Мир Белогорья» в YouTube
Страница «Мир Белогорья» в Одноклассниках
Страница «Мир Белогорья» в Facebook
Страница «Мир Белогорья» в Twitter
Фото материалы «Мир Белогорья» в Instgram
Страница «Мир Белогорья» ВКонтакте
Страница «Мир Белогорья»
Возрастное ограничение посетителей сайта 16+

«Такой месяц». Евгений Савченко об итогах июня

«Такой месяц». Евгений Савченко об итогах июня

Программа «Такой месяц» любит оглядываться назад. Мы говорим не о фактах, а о событиях, причинах и смыслах. Завершился жаркий во всех смыслах июнь, и о главных его событиях мы говорим с постоянным экспертом программы губернатором Белгородской области Евгением Савченко.

Об экономике и коронавирусе

О новых спортивных площадках

О проблемах с водой в массивах ИЖС

О строительстве дорог

О беседках в Прохоровском районе

О грантовых конкурсах

О голосовании по поправкам в Конституцию

– Коронавирус никуда не уходит из повестки дня, мы просто как-то научились с этим жить, привыкли, что ли, к нему. В июне вы заняли третье место в национальном рейтинге губернаторов. Эксперты не скрывали, что главным критерием оценки глав регионов была их успешность в борьбе с коронавирусом, а точнее, насколько ювелирно губернаторы смогли совместить две противоположные задачи: эпидемиологическую опасть и риск экономического коллапса. Судя по оценке внешних экспертов, вам это удалось. Каково это: выбирать из двух вариантов, когда оба хуже?

– А мы ничего не выбирали, мы старались пройти между ними, как между Сциллой и Харибдой. Мне кажется, мы нашли такое наиболее сбалансированное решение между открытостью/закрытостью экономики и жесткостью предпринимаемых карантинных мер. Мы действительно нашли такое равновесное положение, благодаря которому удалось сохранить экономический потенциал области. И я должен сказать, что не только за эти месяцы, особенно за май мы имеем статистику, да и за июнь она уже практически известна. Мы в мае не уменьшили промышленное производство, даже на 1,5 % увеличили. Да, мы просели по малому, среднему бизнесу, тем 11 отраслям, которые подверглись снижению за счет принимаемых карантинных мер. Но сейчас, я считаю, что практически полностью экономика наша восстановилась, работает нормально.

И должен сказать, что при всем при этом экономика у нас была одной из самых открытых в Российской Федерации, мы не имеем по сравнению с другими регионами какого-то катастрофического положения с коронавирусом. Более того, сегодня тенденция у нас начинает немножко выравниваться, внушает определенный оптимизм. Число госпитализированных не увеличивается, а стало стабильным и даже имеет тенденцию к уменьшению. Это, я считаю, главный показатель. То решение, которое было принято президентом, чтобы регионы сами определяли и степень ограничительных мер, и степень открытости экономики в зависимости от реальной ситуации, которая складывается в регионах, я считаю, что оно было очень и очень правильным.

– Но тем не менее неминуемы и экономические потери. Вы сказали, что в первом полугодии бюджет Белгородской области потерял около 15 млрд рублей. Вы назвали меры по борьбе с бюджетным кризисом. Вдруг мы узнаём, что в июне вы предлагаете выделить 125 млн рублей из резервного фонда на строительство спортивных площадок в микрорайонах ИЖС в Белгороде, Старом Осколе, Шебекинском и Яковлевском городских округах. Это настолько для вас важно, что вы готовы тратить средства резервного фонда в столь непростых экономических условиях?

– Первое: потери наши все-таки не 15 млрд – это был такой пессимистический вариант, а по полугодию мы оцениваем около 10 млрд рублей. Это доходная часть. А вот что касается расходной части, то благодаря поддержке федерального бюджета, принимаемым нами мерам здесь, благодаря тому, что мы активно ведем сбалансированную политику заимствования средств, благодаря тому, что мы имеем земельные ресурсы и их сейчас начинаем реализовывать. Кстати, хочу сказать, что мы в свое время, в нулевые годы, затратили где-то 2 млрд рублей на приобретение почти 600 тыс. гектаров земли. Сегодня мы получаем от нее более 10 млрд рублей от продажи всего лишь какой-то пятой части. Вот какое было очень правильное с экономической точки зрения решение, которое было принято правительством области в нулевые годы.

По расходам мы не снижаем и не собираемся снижать. Все социальные обязательства, которые мы брали на текущий год, все расходные обязательства, в том числе и капитальные вложения, у нас все будут исполнены в полном объеме.

У нас 119 микрорайонов ИЖС. Ипотечная корпорация построила 12 спортивных площадок в микрорайонах ИЖС. Я проехал, посмотрел, как они работают. Они работают в вечернее время, в выходной день. Я никого не предупреждал. Я увидел, что там огромный интерес у детей. Причем и дети, и родители… Это такой центр общественности, общения, если хотите. Когда мы строит микрорайоны, а у нас они 200, 400, 500 и даже до 1000 домовладений доходят, то, конечно, мы предусматриваем там со временем различную социальную инфраструктуру: детские сады, школы. Может быть, не в каждом. Вот школу сейчас в Таврово начинаем – она где-то на семь микрорайонов рассчитана. А вот что касается спорта… Вселился человек. Куда детям пойти? Да и самому пойти пообщаться. Конечно, должна быть спортивная площадка. Это не такое уж дорогое мероприятие – примерно 3-4 млн рублей. Поэтому мы приняли решение в текущем году буквально в течение двух – двух с половиной месяцев построить 25 спортивных площадок.

– Евгений Степанович, летняя тема. Июнь снова начался с проблем с водой. И судя по тому, что жалобы начались с наступлением жары, все-таки это по большей части связано с неконтролируемым поливом, особенно если учесть, что из 46 массивов ИЖС только 19 работают по договорам с водоканалом по счетчикам. Но все-таки в некоторых случаях проблема есть и в недостатке мощностей. Расскажите, какие планы в этом году по бурению скважин.

– Совершенно верно, такие проблемы. Я уже сказал, что у нас 119 микрорайонов. Мы их разделили на три категории. Первая категория: там, где проблем нет. Таких у нас примерно 60 %, даже чуть больше – фактически 2/3. Есть микрорайоны, где все сделано по проекту и в соответствии с нормативами: воды подается столько, сколько требуется. А требуется по нормативу два кубических метра на одного человека в сутки. Здесь мы со своей стороны все делаем, но, извините, там уже проблемы возникают внутри этого маленького социума, микрорайона. Там мы просто собираем людей и говорим: мы здесь ничего больше делать не будем. Мы всё вам дали по нормативу. Пожалуйста, принимайте решение или определенные часы для полива, или ставьте дополнительные емкости на своем приусадебном участке. Мы готовы завозить вам воду по не такой уж дорогой цене – она известна. Но вода у вас есть, и вы ею, пожалуйста, умейте пользоваться.

И всего четыре микрорайона из 119, где действительно есть проблемы. Это дополнительные скважины. По всем этим четырем микрорайонам сейчас четкие разработанные планы действий. Это всё, что касается микрорайонов, где зона ответственности ипотечной корпорации, то есть правительства области. А вот у нас есть, к сожалению, два-три микрорайона, ну скажем, Новодубовской, которые в свое время были введены коммерческими структурами, которые шли на определенную оптимизацию затрат, так мягко скажем, и не обеспечили достаточное водопотребление, особенно в пиковые периоды. Но сейчас и по этим микрорайонам мы тоже на себя взяли обязательства, для того чтобы и там решить в текущем году – это не в считанные дни, но в текущем году – проблемы.

Но с другой стороны мы всем поставили условии, чтобы везде были заключены договора на водопользование. И чтобы все водопотребители имели счетчик воды. Два куба в сутки расходуешь на полив – извините, 50 рублей надо заплатить. Потому что вода – это ресурс, который нужно доставить, который надо добыть, транспортировать. Люди платят 25 рублей за кубический метр, а себестоимость доставки фактически является такой же, то есть прибыли там никто не зарабатывает.

– С дорогами мы в июне сработали намного лучше, чем с водой. Второй год подряд Белгородская область входит в число регионов, которые досрочно завершили все работы по национальному проекту «Безопасные и качественные автомобильные дороги». С одной стороны, в трудные времена автодорожное строительство, наверное, не самая насущная вещь. С другой стороны, есть пример Америки, которая выходила из великой депрессии как раз усиленными темпами дорожного строительства. И Германия тоже. Скажите, в Белгородской области в сложных экономических условиях дороги строить ли не строить? И если строить, то каких новых инфраструктурных проектов нам ожидать?

– Это уже доказала и наша практика. Когда у нас кризис был? Мы переживали в 9-м, 10-м, 11-м и вплоть до 14-го года – всё время переживали такой кризис, когда экономика в стране не росла, да и у нас тоже если и росла, то не такими темпами, как мы хотели. Почему мы росли выше, чем другие? Потому что мы строили в это время дороги. Мы в это время выполнили колоссальную программу – семилетка запланирована. Фактически мы ее не за семь, а за девять лет выполнили. Магистральные дороги Белгородчины. Все объездные дороги, все развязки, все четырехполосные дороги до Старого Оскола, Нового Оскола, широкие дороги до Шебекина, Ракитного, каждого районного центра, включая в этом году Прохоровку как жирный восклицательный знак мы поставили. Мы завершили эту программу. Стоимость этой программы – свыше 60 млрд рублей. И денег у нас на эту программу из бюджета не было в достаточном количестве. Мы делали заимствования на рынке денежных средств и вкладывали. За это время наш дорожно-строительный комплекс развивался. Он имеет такой эффект, когда не сам он только развивается, но еще другие смежные отрасли тоже развиваются за счет этого.

А самое главное – это аварийность, человеческая жизнь, спасение человеческой жизни. И второе: провезти груз по нормальной дороге и по разбитой дороге – это вопросы экономические тоже. Есть расчеты экспертов, которые доказали, что если в нашей стране были дороги исправные, то это 5 % ВВП дополнительно ежегодно. Вся логистика становится дешевле. Она меньше затрат требует. На большей скорости передвигается, меньше бензина. Автомобили не портятся и так далее.

Поэтому дороги – наша любовь. Мы сделали первый этап. Сейчас мы делаем точечные, как вы сказали, инфраструктурные объекты. В городе Белгороде сейчас рассматривается вопрос Белгородский проспект продлить аж до Корочанской улицы, то есть пройти через Северский Донец, железную дорогу, такую большую развязку сделать. Сейчас этот проект рассматривается. Я уж не говорю, в Губкине сейчас мы приступаем к очень хорошему проекту – это Журавлики, о котором я говорил. Это миллиард рублей. Обход Губкина тоже рассматривается. Сейчас мы по Белгородскому проспекту города Губкина все едем. По сути дела это окраина, но тем не менее мы хотим и этот сделать обход Губкина.

В Старом Осколе западный обход мы сделали, теперь восточный тоже будем делать. Мы повторно хотим запустить проект по сельским дорогам, по реконструкции сельских дорог. И когда мы делаем дорогу, которая идет по населенному пункту, мы делаем, чтобы в каждый двор была дорожка. И обязательно делаем реконструкцию освещения. Освещение становится экономичным, светодиодное, очень красивое, надежное и эстетически выразительное, чему мы придаем очень большое значение. И плюс озеленение.

В текущем году за счет того, что мы первые выполнили федеральный проект, мы дополнительно получаем 1,7 млрд рублей. Сейчас решаем вопрос о том, чтобы финансирование БКД 2021 года перенести на 2020 год, а это еще 1 млрд 37 млн рублей в текущем году. Я думаю, что нам удастся это всё сделать. Это дополнительные наши возможности.

– Евгений Степанович, вы коснулись темы села. Прежде, чем задать следующий вопрос, предлагаю посмотреть наш сюжет из Прохоровского района. Там силами муниципалитета по просьбе граждан обустроили беседки, где жители ожидают приезда автолавок. Вот, казалось бы, мелочь – беседки. На зачастую такие небольшие, но насущные проекты стоимостью не в несколько миллионов – они людям намного нужнее и воспринимаются ими с большей теплотой.

В июне в Белгородской области подведены итоги сразу двух очень важных конкурсов. Первое – 12 млн бюджетных денег распределили между ТОСами. Второе – еще 5 млн рублей выделила партия «Единая Россия» на проекты своих первичных отделений. И то, и другое – это те маленькие, но очень нужные, насущные для глубинки проекты, решение каких-то небольших проблем. Тем более что сами люди эти проблемы обозначили и сами же за их реализацию радели. Пока вы поддерживаете подобные гражданские инициативы через грантовые конкурсы, но возможно ли, что когда-нибудь часть уже областного бюджета будет распределяться по этому принципу? Насколько я понимаю, это называется народный бюджет. Это реально?

– Это вполне реально. Не в больших суммах, но какая-то часть, я считаю, должна идти на народные инициативы. Давайте сначала проекты. Мы вам даем миллион, пожалуйста, под какие проекты? Да, мы вам даем, мы обсчитываем и так далее. И обязательно рассчитываем на соучастие какое-о, минимальное соучастие. Мы прекрасно понимаем, что вот эти беседки будут самыми долговечными. Потому что сделали своими руками или по собственной инициативе. Это действительно место притяжения. Это теория малых дел, которую я очень люблю. Вот именно малые дела меняют обстановку, просыпается гражданская ответственность, гражданская инициатива, активность гражданская. Это очень важно. Кстати, со стороны президента огромное внимание уделяется волонтерскому движению, общественным инициативам, гражданскому обществу. И естественно даются гранты.

Я к чему это говорю? Белгородская область в текущем году заняла третье место по объему выделенных президентских грантов на поощрение вот таких гражданских инициатив. После Москвы и Московской области мы на третьем месте. Хотя по численности населения мы далеко. Это о чем говорит? О том, что наши проекты качественные, проекты готовят люди. Люди созрели. Их гражданская ответственность находится на очень хорошем уровне, что показывают прохоровские инициативы. Люди чуть-чуть проявили инициативу, а администрация поддержала. Это то, что нужно. По этому пути мы идем. Кстати, вот после нашей беседы я пойду награждать или поощрять активистов партии «Единая Россия». 62 проекта, которые завоевали первые места. Сейчас начинается их реализация. То же самое делается и по линии партийных инициатив за партийные деньги, не за бюджетные. Это и авторитет партии поднимает, но самое главное, делает очень хорошие, полезные, добрые дела для людей.

– Июнь – месяц исторического голосования по поправкам в Конституцию России. Несмотря на то, что голосование 1 июля, но все-таки подготовка и 6 дней голосования приходились на июнь. Ваша позиция по этому вопросу ясна, она публично обозначена, но я хочу сказать несколько о другом. Эта история с поправками вместе того, чтобы общество объединить, она его несколько разделила на за и против. На людей, которые видят перспективную, сильную, социально ориентированную страну, которой станет Россия, приняв эти изменения в основной закон. И тех людей, которые против всего только из-за одной поправки – из-за обнуления сроков действующего президента. Они чувствуют себя обманутыми и обиженными. Скажите вы как создатель идеи солидарного общества: как примирить эти две позиции? Ведь по обе стороны баррикад наши люди – это россияне.

– Во-первых, я не создатель этой идеи. Эта идея еще была тысячи лет назад, по-моему, еще до Иисуса Христа была провозглашена. Мы являемся ее продолжателями. И это действительно вечная идея, и мы над ней работаем. Чтобы я хотел сказать в связи с этим.

Как примирить не противоборствующие стороны, а стороны, которые имеют разные точки зрения? В России власть какая? Президентская. Власть, у которой сосредоточены огромные полномочия, в ядерной державе – огромные полномочия, когда вокруг, вы видите, обстановка не очень спокойная. В нашей стране в связи с таким ее устройством, историческим устройством, тысячу лет так власть формировалась – сильная, сосредоточенная в одном институте власти: то ли император был, то ли князь, то ли генеральный секретарь ЦК КПСС, то ли президент Российской Федерации. Неважно, как они называются. Исторически сформировалось так, что очень большие полномочия.

И это говорит о чем? Что ситуация, когда мы говорим, что высшее должностное лицо является «хромой уткой», вот в этой ситуации оно не подходит для России ни в коем случае. Когда высшему должностному лицу остается 2-3 года и все об этом знают, что начинается? Начинаются разброд, шатания, интриги. Уже кто-то ищет каких-то преемников. Резко снижается в этот период эффективность управления. Мы же переживали смутные времена – как раз в этот период – известные события в начале XVII века.

Поэтому у нас высшее должностное лицо должно работать в тех условиях, как будто ему еще долго работать. Ведь он – избираемое лицо. У нас будет возможность за него проголосовать в 2024 году. Кто-то отдаст голос, кто-то не отдаст, и он наверняка будет не один кандидат. Пожалуйста, голосуйте и выбирайте. Но сейчас нам надо создавать ситуацию, когда у нас не должно быть обстановки, когда могут появиться брожения в обществе, смуты и так далее. Поэтому я считаю, что это абсолютно верное, правильное решение. И если мне кого-то не удалось убедить, примирить, пусть на досуге подумают над этим. Интересы страны в неспокойном окружении превыше всего сегодня. И мы это должны все понимать. И идти голосовать.

Что касается всех остальных поправок, они пропитаны заботой о стране, о безопасности, о чистоте правящей элиты, о социальных благах. Они выстраданы нами всеми. И я их все поддерживаю. И все их поддерживают.

 Поэтому приглашаю всех 30 июня и 1 июля, мы голосуем в течение недели. Уже половина белгородских избирателей проголосовала. Думаю, у нас будет достойная цифра процента проголосовавших. И хотелось бы, чтобы результат был соответствующий, который соответствует настроению, атмосфере нашей замечательной Белгородской области.

– Спасибо, Евгений Степанович. Благодарю за беседу. Надеюсь, у нас будет возможность подвести итоги июля в программе «Такой месяц».

Главные события недели – у вас на почте

Я соглашаюсь получать письма от ОАУ «ТРК «Мир Белогорья» на условиях Политики обработки персональных данных