Рекламная служба: +7 (4722) 58-44-04
Рекламная служба: +7 (4722) 58-44-04
Канал «Мир Белогорья» в YouTube
Страница «Мир Белогорья» в Одноклассниках
Страница «Мир Белогорья» в Facebook
Страница «Мир Белогорья» в Twitter
Фото материалы «Мир Белогорья» в Instgram
Страница «Мир Белогорья» ВКонтакте
Страница «Мир Белогорья»
Возрастное ограничение посетителей сайта 16+

Рисуют, как дети: чего хотели художники-неопримитивисты

Рисуют, как дети: чего хотели художники-неопримитивисты

Каждое новое направление в искусстве зарождалось вопреки принятым ранее нормам, рамкам, канонам. Так возник и неопримитивизм – его расцвет пришелся на период с 1908 по 1913 год. Это направление характеризуют яркие цвета, повышенная эмоциональность, упрощение художественных средств. Но давайте углубимся в тему. Для чего творцам конца XIX – начала ХХ веков было необходимо выйти за рамки? Кто кричит на знаменитой картине Мунка? Почему зрители хотят, чтобы художник страдал? Ответы на эти вопросы и экспертное мнение кандидата искусствоведения, главного специалиста по современному искусству Третьяковской галереи Кирилла Светлякова – в проекте «Дайте знать».

Считается, что начало неопримитивизму положил русский художник Михаил Ларионов. Он был одним из инициаторов нашумевших в свое время (а это 1910-е годы) выставок: «Бубновый валет», «Ослиный хвост» и «Мишень». Авторы, которые в них участвовали, стремились разрушить границы между элитарным и массовым искусством. Да что уж там – они в принципе не признавали никаких рамок. Это одна из главных черт неопримитивизма. Рассмотрим его особенности более подробно. Чего же хотели представители этого направления?

Выйти из себя

Эмоциональность картин неопримитивизма вызвана желанием «выйти из себя» – за пределы собственного субъекта. Делали это художники по-разному. Вспомним знаменитую картину Мунка «Крик». Многие ошибочно полагают, что на ней изображен крик человека. Но, во-первых, это «Крик природы» – такое название работа носила изначально. А во-вторых, это уже и не человек. Это существо без признаков пола и возраста, зажимающее себе уши руками. Здесь уже наблюдается своеобразный переход из одного состояния в другое.

«Мунк хочет, чтобы картина стала изобразительным эквивалентом такого пронзительного, резкого звука, который персонаж выталкивает за пределы картины. Мунк, кстати, – один из первых художников, у которого картина не терпит персонажа. Она всё время хочет его выплеснуть», – комментирует лектор Кирилл Светляков.

Поиграть в дикарей

На рубеже веков моду на античность сменяет интерес к первобытности. Добропорядочные буржуа хотят «побеситься», грезят чем-то необычным, тем, что выходит за все рамки (что вписывается в философию неопримитивизма).

«Игра в некого дикого человека изначально возникла внутри буржуазной культуры на рубеже XIX-XX веков. Потом она уже преобразуется разными способами, потому что дикость ассоциируется с криком. Появляется запрос на образы первобытного человека или сцен Каменного века», – отмечает искусствовед.

Это во многом связано с колониализмом. Элитное общество европейских колонизаторов сравнивает себя с «примитивными» народами, границы между культурностью и дикостью стираются. Это проявляется и в изобразительном искусстве.

Отменить время

Конечной целью этой новой культуры, нового художественного направления стало стремление отменить время. Реализовать ее помогала и техника: например, художник Наталья Гончарова в своей работе «Павлин под ярким солнцем» так наносила мазки краски, что создается впечатление, будто картина написана вчера. Тем не менее прошло уже более 100 лет.

«Проблема отмены времени в живописи их очень интересовала… Раньше художники хотели, чтобы искусство казалось старше во времени, чем оно есть, играли в старину. А здесь наоборот – этим криком они пронзали не только пространство, но и время… У них была мания нулевого цикла – это всё-таки рубеж веков. Это художники, которые почувствовали себя свободными относительно традиций, авторитетов, религии, власти», – говорит Кирилл Светляков.

  
Новости с доставкой.
Смотри без телевизора